Графический театр Виталия Воловича

 

В доме Актёра выставка графики Виталия Воловича из коллекции художественной галереи "АРТ-СЛОВАРЬ"


1 ноября – 15 декабря 2010 года

 


Волович и театр. Театр и Волович. Театр Воловича. Это не просто слова. О «театральности» графических листов Виталия Михайловича говорили и писали многие искусствоведы – Я.Тубин, Н.Горбачева, А.Степанов, С.Голынец.

Наряду с литературой, театр был и остается для Воловича источником вдохновения и восхищения, идей и образов. Неслучайно он посвятил удивительному искусству театра одну из глав своей книги «Мастерская. Записки художника».

В тяжелые послевоенные годы театр был отдушиной и светом для многих людей, в том числе и для Воловича. «Чуть ли не каждый вечер я проводил в театре, всеми правдами и неправдами пробираясь на переполненную галерку, чтобы постоять там до конца спектакля», - пишет он в «Мастерской».

Люди, хорошо знающие Виталия Михайловича, солидарны в том, что он со своей выразительной внешностью, умением построить диалог, природным обаянием и могучим голосом легко мог бы стать выдающимся актером. В юности Волович и сам мечтал о сцене - брал уроки у известного оперного певца Иосифа Михайловича Вигасина. Однако жизнь распорядилась иначе – после очередного сеанса пения в холодной зимней пустоши парка имени Павлика Морозова Волович сорвал голос.

И огромная любовь к театру, и тонкое понимание канонов и особенностей этого прекрасного искусства нашли воплощение в его графике.

«Когда встречаешься с произведениями Виталия Воловича, появляется ощущение присутствия в театральном пространстве. И не потому, что «опредмечивает» он творчество Эсхила, Шекспира, Гёте, Брехта…», - пишет в своей статье А.Степанов.

«Театральность» эта – во всем: в пространственном решении листов, в особенностях пластического построения предметов, в многочисленных условностях и символах,  в фигурах и позах воплощенных Воловичем персонажей.

В 1967 году художник работает над иллюстрациями к трагедии Уильяма Шекспира «Ричард III». Персонажи произведений – пленники безвоздушной сцены-пустыни, составленной треугольной остротой шахматной плоскости пола и бесконечными  горизонталями неба. Художник не дает зрителю забыть о драматической сущности «Ричарда III».

                                   

"Убийцы", илл. к трагедии "Ричард III", 1968                              "Раненый Тристан", илл. к "Роману о Тристане и Изольде", 1972


Иллюстрации Воловича к «Роману о Тристане и Изольде» Жозефа Бедье (1972) были награждены на Международной выставке в Брно серебряной медалью. Трагическая и непреодолимая разобщенность героев будто воплотилась в опоясывающие их арки и стены, превращающие пространство листов в сцены-коробки, сцены-кельи.

Иллюстрации к трагедии Эсхила «Орестея» (1987) конструируются из геометричных обломков и сколов разлетевшегося на куски, будто взорванного античного мира, вторя неизбежному разрушению судьбы главного героя. Элементы колонн и архитектурных украшений, мечи и сценические маски – будто бы те самые, в которых выступали актёры древнегреческой драмы.

Опытный сценограф, Волович, часто обращается к театральной атрибутике – ширмы, занавесы, лестницы, предметы-символы можно встретить на многих его листах. Не случайно на страницах своих «Записок» художник признается в симпатии к театральной бутафории: «Реквизиторский цех, может быть, самое волнующее место в театре».   

В мистическом пространстве своих произведений Волович одновременно и сценограф, и актер,  и режиссер, точно выстраивающий мизансцены.

Волович – «он насквозь театрален».

© Художественная галерея «АРТ-СЛОВАРЬ», Екатеринбург, ул. Шейнкмана 10, тел.: +7 (343) 377-77-50

Оформление сайта:    ЦВЕТ  МОНОХРОМ

Создание и дизайн сайта — «Новый сайт»